Топ за месяц!🔥
Рулиб » Книги » Драма » Память осени - Александр Григорьевич Звягинцев 📕 - Книга онлайн бесплатно

Книга Память осени - Александр Григорьевич Звягинцев

5
0
На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Память осени - Александр Григорьевич Звягинцев полная версия. Жанр: Драма / Классика. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст произведения на мобильном телефоне или десктопе даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем сайте онлайн книг rulib.org.
Книга «Память осени - Александр Григорьевич Звягинцев» написанная автором - Александр Григорьевич Звягинцев вы можете читать онлайн, бесплатно и без регистрации на rulib.org. Жанр книги «Память осени - Александр Григорьевич Звягинцев» - "Драма / Классика" является наиболее популярным жанром для современного читателя, а книга "Память осени" от автора Александр Григорьевич Звягинцев занимает почетное место среди всей коллекции произведений в категории "".

Внимание! Книга может содержать контент только для совершеннолетних. Для несовершеннолетних просмотр данного контента СТРОГО ЗАПРЕЩЕН! Если в книге присутствует наличие пропаганды ЛГБТ и другого, запрещенного контента - просьба написать на почту [email protected] для удаления материала

В этом сборнике опубликованы всего три литературных сценария Александра Звягинцева. На самом доле их гораздо больше. По сценариям автора сняты многие известные остросюжетные художественные, телевизионные, художественно-публицистические и неигровые фильмы. В частности, такие художественные кинокартины, как «Сармат», «Клан», «Естественный отбор», «Дезертир». Зрителям хорошо известны его документальные работы, экранизированные в жанре исторического расследования: «По следу сатаны», «Правила игры», «Право силы или сила нрава», «Министр на доверии», «Мертвые души», «Свинцовая оттепель», «Возвращение Святого Луки», «Открывая шкаф позора» и другие. Ну, и конечно же большой цикл популярных документальных кинолент о Нюрнбергском процессе. Александр Звягинцев – лауреат многих премий и наград. В частности, дважды Академией киноискусств и наук России ему вручался «Золотой орел». Фильмы, снятые по его сценариям, всегда увлекают. А сценарии его не оставляют равнодушными никого – их очень интересно читать. Ведь в них можно увидеть то, чего нет в фильмах, что упустили либо переделали режиссёры. Поэтому полное представление о сценаристе можно подучить только после того, как прочтете его сценарии и поймете, с каким мастерством он проходит по граням человеческого разума. Характерной особенностью литературного и гражданского почерка автора является, звучащая во всех его сценариях, тема исторической памяти и личной ответственности человека в схватке со злом, которое норой предстает в самых неожиданных обличиях.

Шрифт:

-
+

Интервал:

-
+

Закладка:

Сделать
1 2 ... 51
Перейти на страницу:

Александр Григорьевич Звягинцев

Память осени

Сборник

Пройдут годы, и время все расставит по своим местам. Будет ясно, кто чего стоит и чьим доверять словам. Ведь очень часто при жизни в героях ходят одни, а в историю входят другие.

А. Г. Звягинцев

Алиме

Тот, кого помнят и ждут, обязательно возвращается…

А. Г. Звягинцев

1. Крым. Весна

– А-ли-ме!

Звонкие голоса младших сестер несутся над цветущей крымской степью и взлетают к бездонному небу.

– Алиме, где ты?

Алиме, спрятавшись в кустах, подглядывает за растерявшимися сестрами. На шее у нее соцветия степной гармалы, нанизанные на нитку. Такие же на сестрах.

– Алиме! Мы боимся!

Алиме (выскакивает из кустов). Вот она я! Чего испугались? Эх вы, кого нам тут бояться? Мы же дома.

Сестры бросаются к ней, она обнимает их.

Алиме. Ну, все, все… Плакать не нужно.

Сестры (наперебой). А мама, Алиме? Где наша мама?

Алиме. Мама с отцом уехали… Надолго. А когда вернутся, я не знаю. Но вы не бойтесь, я же с вами.

Сестры. А кто теперь будет нашей мамой?

Алиме. Теперь нашей мамой будет бабушка Ревиде…

Сестры. А ты?

Алиме. И я… немножко…

Алиме берет сестер за руки и ведет к дому, откуда доносится голос бабушки Ревиде.

– Алиме, где ты? Домой, дети!..

2. Краснодар. Госпиталь

– Алиме! Алиме, просыпайся, раненых привезли!

Алиме в белом халате открывает глаза – она заснула за столиком дежурной по отделению. Перед ней стоит медсестра постарше, треплет за плечо. Алиме вскакивает, поправляет косынку, они бегут во двор госпиталя к машине с ранеными. Помогают раненым спуститься на землю. Потом Алиме ведет солдата с перебинтованной головой в палату.

Когда всех раненых, наконец, устраивают, она снова садится за столик. Начинает аккуратным ученическим почерком заполнять истории болезни.

Кто-то садится рядом. Она поднимает голову – это капитан Вергасов с забинтованным плечом. У него небольшие пшеничные усы и круглые очки. В них он выглядит добродушно и совсем по-граждански.

Алиме. Вам что-нибудь нужно, товарищ раненый?

Вергасов. Да нет, сестричка, ничего не надо… Плечо разнылось – спать не могу. Ничего, если я тобой тут посижу?

Алиме. Ну… Только если товарищ военврач не увидит…

Вергасов. А если увидит?

Алиме. Мне попадет.

Вергасов. Ничего, я возьму удар на себя… А ты откуда, сестричка?

Алиме. Из Крыма.

Вергасов. Из Крыма… Красота там у вас… В парке Чаир распускаются розы… В парке Чаир расцветает миндаль… Море…

Алиме. Я там не была. Я в Керчи родилась…

Вергасов. Еще побываешь, какие твои годы, вся жизнь впереди… А звать тебя как?

Алиме. Алиме.

Вергасов. Алиме… И что это по-вашему значит?

Алиме смущенно опускает голову.

Вергасов. Погоди, угадаю… Красавица.

Алиме. Нет.

Вергасов. Не может быть. А что же тогда?

Алиме. Мудрая.

Вергасов. Ого… Ну, значит премудрая красавица. Наверное, учительницей хотела стать?

Алиме. Откуда вы знаете?

Вергасов. Ну, я же разведчик как-никак.

Алиме (не может скрыть удивления). Разведчик?

Вергасов (смеется). Не похож?

Алиме. Если честно – не очень. Ой, простите…

Вергасов. Ничего.

Алиме. Я думала, разведчики они такие…

Вергасов. А я, выходит, не такой?

Алиме застенчиво качает головой.

Вергасов. Разведчики, они разные бывают. И вот такие…

Алиме. А я просилась на фронт, три раза заявление писала, а меня не пустили. Только вот на курсы сестер-инструкторов отправили…

Вергасов. И правильно сделали. Таких красавиц, да еще премудрых, беречь надо. Мужчины пусть воюют.

Алиме. А я вот так не думаю – женщины на фронте тоже нужны.

Подбегает запыхавшаяся сестра: «Алиме, беги за врачом, там раненому плохо!»

Алиме убегает. Вергасов, оставшись один, прикусив губу, тихо стонет, наклонив голову к раненому плечу.

3. Штаб Отдельной Приморской армии, сформированной для штурма Крыма

Начштаба Котляров хмуро слушал доклад начальник Разведывательного отдела генерал-майора Трусова. Доклад ему не нравился. Рядом с Трусовым сидит майор Вергасов, молчит, глядя прямо перед собой.

Трусов. Как известно, в Крыму сосредоточилась 17-я немецкая армия под командованием генерал-полковника Йенеке. В ее состав входят пять немецких и семь румынских дивизий, всего 195 тысяч солдат и офицеров. Крымскую группировку поддерживают корабли германских военно-морских сил. Это мощная и весьма боеспособная группировка…

Котляров (взрывается). Вы думаете, мне это неизвестно? Известно. И Ставке это известно. Но перед нами поставлена задача – в ближайшее время освободить Крым и Севастополь. Задача стратегическая. Отменять ее никто не будет. Никто! Понимаете?

Трусов. Я понимаю, товарищ генерал.

Котляров (не слушая его). Но освобождать Крым надо не так, как в сорок втором… Может, вы не помните, как отступали тогда – переправлялись через Керченский пролив под обстрелами и бомбежками… Кто на чем… На лодках, на автомобильных камерах, на досках… Берег и пролив были усеяны трупами, нашими трупами… Я такого больше допустить не могу! Мы так больше воевать не будет. А для этого мне нужна информация. Мне нужны данные оперативной разведки в тылу армии этого самого Йенеке… Особенно на Керченском полуострове, где планируется создать плацдарм, для наступления на весь Крым. Но именно оттуда разведданных меньше всего. В чем причины отсутствия таких данных? Конкретно!

Трусов. Мы приложили все усилия, чтобы создать на Керченском направлении разведывательную сеть, способную добывать достоверные сведения о противнике. Направили туда несколько разведывательных групп из опытных людей. Но… Пропала без вести разведгруппа «Стальной». Неудачей закончилась операция по заброске в тыл противника разведывательно-диверсионной группы «Петров», в состав которой входили опытные разведчики…

Котляров. Что значит – неудачей?

Трусов. Группа была захвачена немецкой контрразведкой, и все ее члены расстреляны. По неизвестным причинам на связь с Центром не вышли разведывательные группы «Черный» и «Фадеев», заброшенные позже.

Котляров. Ну, видимо, причина та же самая – раскрыты и уничтожены.

Трусов. Наш агент в Феодосии давно не выходит на связь. О его судьбе нам пока ничего не известно… После этих неудач мы решили, что забрасывать следует разведчиков, подобранных либо из немцев-антифашистов, либо из крымских татар. Мы нашли среди военнослужащих несколько крымских татар, которые согласились отправиться туда… Однако… После переброски в тыл противника они тоже бесследно исчезли.

Котляров. Бесследно… Вот как. Может, вы их плохо готовите?

Трусов. В Крыму специфическая обстановка, товарищ генерал. Жесточайшее

1 2 ... 51
Перейти на страницу:

Внимание!

Сайт сохраняет куки вашего браузера. Вы сможете в любой момент сделать закладку и продолжить прочтение книги «Память осени - Александр Григорьевич Звягинцев», после закрытия браузера.

Комментарии и отзывы (0) к книге "Память осени - Александр Григорьевич Звягинцев"