Топ за месяц!🔥
Рулиб » Книги » Научная фантастика » С чем вы смешиваете свои краски? 3 - Дмитрий Соловей 📕 - Книга онлайн бесплатно

Книга С чем вы смешиваете свои краски? 3 - Дмитрий Соловей

451
0
На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу С чем вы смешиваете свои краски? 3 - Дмитрий Соловей полная версия. Жанр: Книги / Научная фантастика. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст произведения на мобильном телефоне или десктопе даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем сайте онлайн книг rulib.org.

Шрифт:

-
+

Интервал:

-
+

Закладка:

Сделать
1 2 3 ... 58
Перейти на страницу:

Из закрытых источников Владимира Петровича мы с Ильёй узнали, что скандал между Сусловым и Цвигуном вышел знатным. Оба психанули и разругались. Суслов был категорически против, чтобы в деле фигурировало имя Галины Брежневой. Бескомпромиссный и честный «серый кардинал» стоял на защите партийной идеологии, потому считал, что подобная огласка скомпрометирует не только семью Брежнева, но и всю партию (как будто в народе слухов о Галине и бриллиантах не ходило!).

А теперь сложите все эти события воедино и станет понятно, что поводов для самоубийства у Цвигуна хватало. То, что он не написал предсмертную записку, действовал спонтанно, воспользовавшись не личным табельным оружием, а пистолетом охранника, подтверждало эту версию. Замордованный, больной и усталый генерал приехал на дачу, где и свёл счёты с жизнью.

Суслов же в какой-то мере чувствовал свою вину и тоже переволновался. Пусть они с Цвигуном не дружили, но точки соприкосновения по идеологической работе имели. Семён Цвигун писал автобиографические книги о партизанских подвигах выдуманного персонажа майора Млынского. По этим книгам были сняты фильмы «Фронт без флангов», «Фронт за линией фронта», где в главной роли снимался Вячеслав Тихонов. Суслов высоко оценил сюжет фильмов, лично хлопотал о награждении премией Ленинского комсомола сценариста Семёна Цвигуна. Правда, в титрах тот упоминался, как Семён Днепров.

Когда же оба проявили принципиальность, то не смогли договориться, и ссора между Сусловым и Цвигуном стоила обоим жизни.

— А могли его и наши комитетские устранить, — не принял Илья ни одну из версий по Цвигуну.

— Могли, — не стал я отрицать. — Зачем только? Не помню я ничего такого-эдакого по этой личности. Был генерал, служил заместителем Андропова, ведал тайнами, но не такими, за что его могли убили.

— Возможно ты не в курсе, сам же говорил, что не интересовался биографией Цвигуна, — не соглашался друг.

— Илья, да какая нам разница?! Событие уже случилось, ничего не изменится и поиск кого-то причастного роли не играет.

С этим Илья согласился. Зато какие начались движения в верхах после смерти Суслова! Должность главного идеолога досталась Андропову. У многих такие перестановки вызвали недоумение. Прежде всего сами комитетчики удивлялись и ворчали по поводу замены и нового руководителя. На место председателя КГБ утвердили Виталия Васильевича Федорчука, что стало для меня откровенным сюрпризом. Дядя Вова меня ни о чём не спросил и не упрекнул. Он привык, что мои «озарения» случаются спонтанно. Зато Илья высказал, что думал. Мол, чего не предупредил?

— Да не помню я! Не помню такого человека.

— История свернула на другой путь? — озадачился Илья.

— Если бы. Предполагаю, что в моей памяти такая личность просто не зафиксировалась.

Федорчука перевели в Москву с Украины, где он был председателем КГБ союзной республики. Выбирал и назначал генерала армии лично Брежнев. На Лубянке такие изменения приняли молча и без особого энтузиазма, поскольку все прекрасно знали о нелюбви Андропова к Федорчуку, которому пришлось своё любимое детище передавать в «чужие руки». К тому же приказы и деятельность нового главы вызвали ропот и недовольство у личного состава.

До нашего управления доходили странные распоряжения и указания. Даже я, не испытывающий каких-то особых симпатий к Андропову, и то сожалел, что он нас покинул. За знание языка офицерам платили пять процентов от зарплаты. За второй язык ещё пять. Но в сумме не более десяти процентов, независимо от того, сколько иностранных языков ты знаешь. И вдруг с подачи Федорчука потребовали аттестацию и экзамены на подтверждения языка. Всё это отнимало не только время, но и действовало на нервы.

Владимир Петрович ходил мрачный и порыкивал на всех подряд. Чтобы как-то поддержать генерала, я ему и подсунул листок с датой смерти Брежнева и тем, кто станет генеральным секретарём. Владимир Петрович просчитал ситуацию на раз. Вслух ничего говорить не стал, но явно прикинул, что Федорчук задержится на должности председателя КГБ до ноября-декабря, а дальше предстоят очередные изменения в руководстве. Не оставит его Андропов главой. Жаль, имени следующего председателя я не помнил.

— И всё же гроб уронили, — вернула меня к просмотру программы «Время» Сашка. — Два человека не могли удержать такую тяжесть.

— Пушки это громыхнули, — повторил я.

— А почему тогда на повторе не гремят? — не сдавалась жена, подразумевая запись кадров в программе «Время».

— Чтобы люди слухов не плодили. Ладно, вы тут досматривайте, кто кому руку пожал и соболезнования высказывал, а я Ромку пойду спать укладывать и сам лягу.

Устал я за эти дни так, будто лично нёс на своих плечах гроб с Брежневым. Предыдущие три дня выдались особо хлопотными. Нас всех срочно и без исключения задействовали во встрече иностранных гостей, которые стали прилетать в Москву уже двенадцатого ноября. Практически все внутренние авиарейсы в столицу были отменены. Иностранные делегации прибывали круглые сутки. Сказывалась разница в часовых поясах. К тому же гостям рекомендовали прилететь заранее из-за погодных условий.

Руководителей братских социалистических стран встречали и провожали высокопоставленные лица, но представители КГБ в сопровождении были обязательны. Явно с подачи Владимира Петровича меня, в качестве переводчика и сопровождающего, на машине с водителем и одним охранником отправили встречать Генерального секретаря Компартии Великобритании товарища Макленнана. Собственно, мне было всё равно, кого сопровождать, но представитель англоязычной страны был в приоритете.

Такого беспорядка в Шереметьево мне ещё не доводилось раньше видеть. Москва была закрыта для въезда уже десятого числа, но на организационных вопросах это не сказалось. В аэропорту был полный бедлам и неразбериха! А какие лица толпились на выходе! Фиделя Кастро я узнал легко, а после с недоумением наблюдал, как он не менее часа ждал, пока подадут машину.

Обязательно по протоколу гостям положено было по прибытии произнести слова соболезнования. Для этого дела в Шереметьево дежурил председатель Совета Союза Верховного Совета СССР Щитков. К тому моменту, как я подвёл представителя шотландского народа, Щиткову уже было на всё наплевать. От него шёл запах крепкого алкоголя, но на ногах Щитков держался, хотя и с постной миной выслушал мой перевод слов Гордона Макленнана.

Нашей же группе сопровождения нужно было продолжать предписанные мероприятия. Сразу из Шереметьево гости отправлялись в Колонный зал, чтобы там возложить венки. Тот венок, с которым прилетел Гордон Макленнан, неожиданно потерялся. Кто взял и куда унесли, мы не заметили, но шотландца я успокоил, пообещав, что подберём любой венок на месте и возложим (их там с запасом должны были привезти). Главное, чтобы багаж доставили по назначению, а то будет совсем неловко.

Пока ждали автомобиль, неспешно беседовали о погоде. В Москве было два градуса, в Лондоне, естественно, теплее. Тема беседы быстро исчерпала себя. Шотландцы народ своеобразный. Из принципа могут сделать вид, что классический английский им незнаком. Кельтский язык, на котором любят говорить шотландцы, нужно знать, чтобы понять, а не вслушиваться в произношение, выискивая схожий аналог английских. К примеру, caileag — девочка на кельтском, girl на английском, произносятся и пишутся по-разному. Ещё шотландские существительные и местоимения имеют только мужской и женский род. Средний род исчез где-то в глубине веков, когда этот диалект трансформировался из древнеирландского языка в тот, что существует сейчас.

1 2 3 ... 58
Перейти на страницу:

Внимание!

Сайт сохраняет куки вашего браузера. Вы сможете в любой момент сделать закладку и продолжить прочтение книги «С чем вы смешиваете свои краски? 3 - Дмитрий Соловей», после закрытия браузера.

Комментарии и отзывы (0) к книге "С чем вы смешиваете свои краски? 3 - Дмитрий Соловей"